Главная \ Медиа \ Публикации \ Российский Балтийский флот в Первую мировую войну

Российский Балтийский флот в Первую мировую войну

Российский Балтийский флот в Первую мировую войну

Российский Балтийский флот в Первую мировую войну

1 августа – начало традиционного для нашей страны тревожного последнего месяца лета. Трагический флер этой даты тянется более столетия – это напоминание о кровавом конфликте, начавшемся 106 лет тому назад. За прошедший век пройдут и иные, более страшные конфликты, но память о трагическом начале августа, словно фантомная боль будет оставаться в истории нашей страны и народов ее населяющих.

  Но в этом материале мы поговорим не только о драматических событиях более чем вековой давности, но и о примерах мужества, героизма и самопожертвования наших соотечественников, о инициативности и энергичности представителей руководства… Мы расскажем о нескольких эпизодах боевой деятельности моряков – балтийцев в начале Великой войны. О том многом, что было позабыто за бурные и трагические десятилетия.

   Словосочетание – «моряки - балтийцы» и память выдает образы расхристанных «братишек» матросов, бушлаты которых перевязаны матерчатыми пулеметными лентами, сжимая винтовки они, на фоне черного анархистского флага, смотрят в объектив воспаленными от кокаина глазами. Еще вспомним крейсер «Аврора», что «дал залп» по Зимнему дворцу. (На самом деле баковое орудие исторического корабля стреляло однократно холостым, звук выстрела стал сигналом к штурму Зимнего дворца). А в начале Первой мировой этот устаревший крейсер находился в резерве и в боевых действиях участия почти не принимал.

 Да, такими стали матросы – балтийцы стали в 1917 революционном году. Но в начале Первой мировой Балтийский флот был, наверное, самым боеготовым объединением вооруженных сил императорской России.

  Накануне Первой мировой войны в состав Балтийской эскадры входили бригада из девяти линейных кораблей, бригада из семи броненосных крейсеров, две минные дивизии (85 эсминцев, миноносцы, миноноски), бригада из 29 подводных лодок, отряд из шести минных заградителей, тральщики и вспомогательные суда. К первому резерву была отнесена бригада из четырех крейсеров (в их числе – «Аврора»), ко второму - учебные отряды, водолазная партия, сводный резервный дивизион миноносцев, канонерские лодки и вспомогательные суда. В составе БФ имелась и авиагруппа из нескольких гидросамолетов и два дирижабля. В арсеналах Кронштадта и Гельсингфорса имелось не менее 6 тысяч якорных мин и минных защитников.  Стараниями и энергией командующего БФ   адмирала Николая Оттовича Эссена все соединения флота были заранее подготовлены к военным действиям. Учитывая подавляющее превосходство германского линейного флота, имевшего только на Балтике шестикратный перевес в линкорах и линейных крейсерах, акцент делался на организации эффективной минной обороны Финского и Рижского заливов. К этому времени у России имелись, наверное, самые совершенные системы минного оружия. Гальваноударные якорные мины образца 1908 и 1912 годов имели высокую надежность, вместо капризного пироксилина в заряде применялся уже тринитротолуол или смесь тола и аммонала – аматол. Вес заряда был более 100 килограммов. Срок гарантийного стояния мин на позиции превышал три года.

Эссен адмирал  

               Адмирал Николай Оттович Эссен

   С начала войны Балтийским флотом была оборудована центральная минно-артиллерийская позиция Нарген - Порккала-Удд с целью воспрепятствовать прорыву противника в Финский залив. Уже в первый день войны четыре минных заградителя под прикрытием крейсеров и линкоров, выставили на траверзе о. Наргена более 3 тысяч мин и минных защитников. Причем последние устройства, мешающие тралению, (они разрушали трал части и представляли опасность для противоминных кораблей), выставлялись впервые. В дальнейшем минные защитники принесут немецким морякам немало проблем. Та первая постановка, хотя и проводилась в невероятной спешке, была выполнена качественно, не всплыла ни одна из мин, демаскируя район постановки. Вход в Рижский залив прикрывался другой минно-артиллерийской позицией. С помощью активных минных постановок в южной части Балтийского моря нарушались морские коммуникации противника, наносился ущерб германскому флоту. Особенно важно было ограничить функционирование морского пути, по которому из «нейтральной» Швеции в Германию подвозилось стратегическое сырье – железную руду и легирующие материалы.

мина обр. 1908 г

                                                        Мина образца 1908 г.
    Минная угроза, созданная русскими на Балтике, оказалась настолько эффективной, что немцы, потеряв большое количество боевых кораблей и транспортных судов, в том числе – броненосный крейсер «Фридрих Карл», несколько эсминцев, в конце 1914 г. надолго отказались от ведения морских боевых действий. (Фактическое же бездействие линейного флота, почти три года находившегося в режиме готовности в базах, в Кронштадте и Гельсингфорсе, послужила главной причиной революционного разложения экипажей, что проявилось в начале революционных событий.)

   За время первой мировой войны Балтийским флотом было выставлено около 40 тыс. мин. Важной задачей флота являлось также содействие группировкам сухопутных войск на приморских флангах, которую он успешно решал…

  Другой серьезнейшей победой моряков Балтийского флота в 1914 году, сыгравшей немалую роль в победе союзников на море в Первую мировую, стал захват севшего на мель в районе острова Оденсхольм германского легкого крейсера «Макдебург» и секретных документов на нем. 

Макдебург крейсер  

                                                    Крейсер "Макдебург"

    В ночь 26 августа 1914 года, участвующий в набеговой операции германского флота и обстреле русского побережья крейсер «Макдебург» в густом тумане из-за ошибки командира корветтен капитана Рихарда Хабенихта вылетел на подводные камни у о.  Оденсхольм. На этом островке, по преданию немецко-скандинавского эпоса упокоился глава пантеона варяжских богов – Один (Вотан), который не благоприятствовал тупым воинам. Немецкий корветтен капитан тут же оправдал свою фамилию. (Созвучная с нашей - Нехода). Ну, а в 1914 году там находился маяк и радио пункт службы наблюдения и связи Балтийского флота. Заметив ночью севший на камни неизвестный корабль моряки поста доложили о происшествии командованию. Адмирал Эссен выслал к Оденсхольму крейсеры и эсминцы. Утром моряки поста вступили в бой с экипажем крейсера, который тщетно пытался сняться с мели. Огнем своей артиллерии крейсер разрушил несколько построек на острове, в том числе и маяк. Чтобы не дать немцам вызвать помощь по радио, командир поста дал команду радисту забить эфир сигналами своей более мощной станции. На вопрос, что передавать? Командир крикнул – что угодно! Только быстрее! В эфир азбукой Морзе понесся текст с первой страницы популярного журнала «Нива». «Нет в России ничего лучше Шустовского коньяка!». Возможно, эта передача стала первой в мире радиорекламой.

   После подхода российских кораблей, часть немецкого экипажа перешла на сопровождающий крейсер миноносец, севший на мель корабль был, частично, подорван. Более пятидесяти моряков и командир корабля были пленены. При осмотре «Макдебурга» русскими моряками было обнаружено более трехсот документов имеющих оперативную ценность. И, главное, - «Сигнальная книга» немецкого флота (Signalbuch Kaiserlishen Marine). Аж два экземпляра. Один нашли водолазы, недалеко от трупа немецкого офицера. Эти книги, содержавшие таблицы кодовых сигналов, использовались для составления радиограмм в мирное и военное время. Они были абсолютно секретными и выполнялись на специальной бумаге и в свинцовом переплете.  И хотя сами шифры Хабенихт уничтожил, первые радиоразведчики БФ, используя массу документов, взятых с «Макдебурга», смогли быстро расшифровать. Как пояснил нам историк флота капитан 1 ранга запаса Михаил Партала наличие экземпляра Сигнальной книги и шифрованного текста уже переданных радиограмм, способствовало быстрому раскрытию немецких секретов.

Миннвй заградитель

                                                      Минный заградитель

  Своими ценными находками, в том числе – одним экземпляром Сигнальной книги, а также шифрами и алгоритмом меняемых суточных ключей наши моряки поделились с союзниками – англичанами, что, во многом предопределило успешные действия их в Северном море и в Южной Атлантике в 1914-16 гг.

Николай Комаров, Музей истории Кронштадта

 

 

Яндекс.Метрика