Главная \ Медиа \ Публикации \ Актер и гражданин

Актер и гражданин

Актер и гражданин

     Режиссер Театра КБФ А.В. Пергамент и актер В.И. Честноков во время работы над спектаклем Русские люди. 1942 г. «Когда придет время держать экзамен на мужество, то во мне найдется нечто такое, что поможет стать выше инстинкта…», - эти слова в пьесе Александра Крона «Офицер флота», созданной в 1944 году, произносит командир подводной лодки Горбунов. Роль, написанная специально для артиста Владимира Честнокова, во многом отражала его собственные мысли и поступки во время войны, когда очень четко проявлялась сущность каждого человека, оказавшегося в экстремальных условиях.

     До февраля 1942 года заслуженный артист РСФСР Владимир Честноков и его супруга Евгения Аскинази служили в Ленинградском театре имени Ленинского комсомола. Имя артиста было хорошо знакомо зрителю благодаря блистательному исполнению роли Сирано де Бержерака в одноименном спектакле по пьесе Ростана. Создать правдоподобный образ романтического героя помогали личные качества актера Честнокова, совпадавшие с чертами характера его персонажа. Писатель Юрий Алянский, хорошо знавший Владимира Ивановича и неоднократно видевший его в роли Сирано еще в довоенный период, так охарактеризовал артиста: «В высшей степени интеллигентен и благороден тем органическим, врожденным благородством, когда дурные поступки исключаются не воспитанием или волей, а особенностью характера, нравственными устоями. Его приветливость с каждым, доброжелательство, принципиальность в самых острых жизненных ситуациях были известны всем». Твердость своей позиции Владимир Иванович проявил, когда после отъезда театра в эвакуацию, вместе с женой решил остаться в осажденном городе. По причине крайнего истощения артист был помещен в стационар. Несмотря на настоятельные просьбы присоединиться к уехавшей труппе, 16 мая 1942 года Честноков и Аскинази поступили в труппу Театра Краснознаменного Балтийского флота, всю блокаду работавшего в Ленинграде.

     Главный режиссер Театра КБФ Александр Викторович Пергамент при знакомстве с актером был поражен его жаждой творческой деятельности, несмотря на слабое, естественное для блокадника физическое состояние. Неиссякаемая энергия этого человека покорила весь коллектив. По инициативе Честнокове в театре поставили «Сирано» в сокращенном варианте, рассчитанном на показ во фронтовых условиях. Роли Сирано и Роксаны исполняли Честноков и Аскинази. Декорации спектакля состояли из белой палатки, которая превращалась то в Бургундский отель, то в военный лагерь. Писатель Александр Крон, видевший выездной вариант пьесы, отмечал, что в трактовке флотского театра любовная драма Сирано как бы отошла на второй план, а на первый план выдвинулись сцены комедийные и героические. Постановка пользовалась большим успехом как у военной аудитории, так и гражданской. Одна из зрительниц в письме к Честнокову признавалась: «Все, все ужасы войны и голода отступили перед высокой красотой и человечностью этого образа!.. Вы сделали тогда великое дело – заставили меня забыть о войне…». Актерское мастерство Владимира Ивановича доставляла удовольствие не только зрителям, но и стимулировало коллег по сцене совершенствовать свой профессионализм, равняясь на уровень, заданный мэтром.

     Новой работой Честнокова в Театре КБФ стала роль Сафонова в спектакле «Русские люди» по пьесе Константина Симонова. Пьеса печаталась на страницах газеты «Правда» и была очень своевременной, так как обращалась к людям, несущим тяжелые испытания военного времени. Не дожидаясь следующего номера газеты, где было обещано продолжение пьесы, артист сразу взялся за работу над ролью, не ограничиваясь только материалами, данными автором. Как всегда Владимир Иванович привнес в создаваемый им характер черты близкие ему самому, отвечающие его взглядам и требованиям - взволнованную романтику, чистоту человеческой души, высокую гражданственность. Пьеса настолько захватила актера, что вместе с Пергаментом он выступил в роли режиссера постановки. 18 июля закончилась публикация пьесы в газете, а уже 23 августа, практически через месяц, состоялась премьера спектакля в зале летнего театра Дворца пионеров Ленинграда. Театральные критики, отмечая исполнение Честноковым роли капитана Сафонова, подчеркивали мастерство, с каким актеру удалось передать собранность, сосредоточенную волю и грозную для врагов целеустремленность этого командира. Финальную реплику капитана Сафонова, клянущего истреблять до единого фашистских оккупантов, Владимир Честноков произносил от имени всего зрительного зала. В эти слова он вложил и свои собственные чувства человека, который вместе с ленинградцами прошел все круги блокадного ада. Со спектаклем Константина Симонова театр побывал и в Кронштадте. Артист Михаил Мамаев в своем дневнике записал, что «спрос на эту пьесу был велик, и мы играли ее до тех пор, пока в основном не удовлетворили всех…». За период с 23 августа по 6 октября 1942 года спектакль «Русские люди» в Кронштадте и на фортах показали 30 раз!

     Уже во время кронштадтских гастролей артисты Театра КБФ начали репетировать пьесу Александра Корнейчука «Фронт», текст которой также печатался в «Правде». Пьеса была написана по личному указанию Сталина и даже с его правкой. В ней подвергались критике старые генералы — герои Гражданской войны, не умевшие воевать в новых условиях. Фамилии главных героев пьесы Горлов и Огнев стали нарицательными. Горлов — символ воинствующего невежества и карьеризма, Огнев — символ ума и мужества. Осуществить постановку «Фронта» предложил командующий Балтийским флотом Владимир Филиппович Трибуц. В виду особой ответственности поставленной задачи в театре было собрано партсобрание, где прозвучал призыв положить все силы на то, чтобы сделать спектакль, как можно лучше. Честноков получил одну из главных ролей – командующего армией Огнева. И хотя изначально Пергамент не был «увлечен» этой пьесой, впоследствии он признавался, что спектакль получился даже удачнее «Русских людей». Успех, по его мнению, заключался в исполнителях главных ролей - Владимире Честнокове и Аркадии Трусове, сыгравшего роль генерала Горлова. В трактовке Театра КБФ на первый план выдвинулся Огнев, как полководец, который воспринимался зрителями, как продолжатель героических традиций Суворова и Кутузова. Подтверждением этого стала сама жизнь. Так случилось, что 19 января 1943 года театр находился в Кронштадте и показывал «Фронт». Прерывая артистов, на сцену выбежал матрос и сообщил о прорыве блокады. И зал, переполненный бойцами, принялся качать артиста Честнокова. В этот момент для них он стал живым олицетворением славы русского воинства.

     Еще одной знаковой работой в Театре КБФ для Честнокова стал образ командира подводной лодки Виктора Ивановича Горбунова в спектакле «Офицер флота». Автор пьесы Александр Крон написал ее осенью 1943 года, находясь в осажденном Ленинграде. За основу были взяты реальные события и личные впечатления, полученные писателем во время тесного общения с подводниками-балтийцами. Благодаря этому художественное произведение получилось одновременно и произведением в высшей степени документальным. На читке пьесы в Матросском клубе на площади Труда, где тогда базировался Театр КБФ, будущий исполнитель главной роли Владимир Иванович Честноков поначалу был огорчен - образ капитана-лейтенанта Горбунова показался ему суховатым. Но позднее он согласился с замыслом автора – показать советского офицера командиром новой формации, который прям и тверд в вопросах службы, смел в бою, благороден в человеческих отношениях. Честноков в решении этого образа сумел убедить зрителей, что за внешней строгостью Горбунова скрывался человек тонко и глубоко воспринимающий жизнь, интеллигентный и мыслящий.

     Пьеса «Офицер флота» сразу пошла во многих театрах страны. Но, по мнению Александра Крона, именно актер Владимир Честноков стал лучшим исполнителем роли командира подводной лодки Горбунова, за которым, как писали моряки, видевшие спектакль, любой матрос, не задумываясь, пойдет в огонь и в воду. Немаловажную роль в успехе постановки сыграл и тот факт, что актеры театра, рожденного в Кронштадте - колыбели подводного флота страны, как никто, знали своих героев, и им не надо было обращаться к военным консультантам. Неслучайно, как отмечал Юрий Алянский, «Офицер флота» стал одной из побед искусства осажденного Ленинграда.

     Очень не просто сложилась судьба еще одного образа, созданного Честноковым в спектакле «У стен Ленинграда», поставленного Театром КБФ в 1944 году. Точнее даже двух, учитывая то, что автору пьесы Всеволоду Вишневскому после премьеры пришлось практически заново переписывать пьесу, театру ставить новый спектакль, а Честнокову работать над новой ролью.

     С самого начала каждый из актеров, задействованных в постановке, относился к спектаклю, призванному первым рассказать о тяжелейших днях блокады, как к особой миссии театра. Можно только попытаться представить, сколько сил, нервов, энергии, мыслей, чувств, бессонных ночей было отдано для того, чтобы справиться с этой непростой задачей. Весь коллектив работал как единый организм, пытаясь достичь сочетания романтического и скрупулезно достоверного. Но комиссии, принимавшей спектакль, категорически не понравился созданный Честноковым образ князя Белогорского. Автор пьесы намеренно ввел его в число действующих лиц, как человека, олицетворявшего понятие чести – неотъемлемой составляющей традиций русской армии. Вишневский был вынужден убрать из спектакля персонаж князя, а Честноков создавать новый образ – Сибирцева, в котором, по словам драматурга, «все-таки осталось что-то от Белогорского». Этот спектакль, несмотря на все перипетии, стал одной из самых ярких страниц в военной биографии Театра Краснознаменного Балтийского флота.

     Судьба свела Владимира Ивановича Честнокова с Театром КБФ в очень непростое время, когда поступки отдельных людей решали судьбу всей страны. Это касалось и творческой интеллигенции – писателей, поэтов, музыкантов, художников, актеров, своим искусством поддерживавшим дух воинов и тех, кто оставался в тылу. Для актеров театра, многие из которых к началу войны только перешагнули 20-летний рубеж, Честноков стал образцом настоящего патриота и артиста с большой буквы. Вот как вспоминал об отношении к Честнокову в труппе актер Театра КБФ Михаил Девяткин: «Авторитет Владимира Ивановича был у нас в театре исключительно высоким. Мы, молодые актеры, очень любили его и ценили его талант. И, наверное, не будет преувеличением сказать, что он оказал большое влияние на дальнейшую творческую судьбу многих из нас. Прежде всего, тем, как он относился к своему актерскому труду. Думаю, общее мнение всех, кому довелось с ним работать, совпадет: это был очень добрый, мягкий, тактичный человек, что не мешало ему в творческих вопросах проявлять завидную твердость – уж если он был уверен в своей правоте, то никогда не сдавал позиций».

     Признанием актерского мастерства Владимира Ивановича Честнокова явилось присуждение ему премии имени Б.В. Щукина, учрежденной в Театре КБФ еще до войны. Высшей оценкой его человеческой сути в условиях войны и блокады стало награждение орденом Красной Звезды 5 ноября 1943 года.

     К огромному сожалению всей труппы, Владимир Честноков и его жена Евгения Аскинази были вынуждены покинуть ставший им родной коллектив, когда Театр КБФ, как боевое подразделение, весной 1945 года был передислоцирован в Таллин. Но можно смело утверждать, что трагические и героические моменты, пережитые вместе с актерами Театра КБФ во время Великой Отечественной войны, остались в душе народного артиста СССР Владимира Ивановича Честнокова навсегда.

 

Сотрудник Музея истории Кронштадта

Ирина Сватовая

 

 

 

  

Яндекс.Метрика