Главная \ Медиа \ Публикации \ Публикация из цикла, посвященного 100-летию событий  в Кронштадте в 1921–ом году

Публикация из цикла, посвященного 100-летию событий  в Кронштадте в 1921–ом году

Публикация из цикла, посвященного 100-летию событий  в Кронштадте в 1921–ом году

Публикация из цикла, посвященного 100-летию событий 
в Кронштадте в 1921 – ом году

МОРЯКИ КРОНШТАДТА. ПРЕДПОСЫЛКИ СОБЫТИЙ

 

Восстание в Кронштадте в 1921 г. было четвертым по счету. Некоторые «мятежники» 1921 г. являлись очевидцами или даже участниками предыдущих восстаний. Главным «свидетелем» всех этих восстаний являлся сам Кронштадт, его улицы и площади, форты и батареи. 

Читателю начала XXI века трудно представить, насколько тяжела была служба нижнего чина в армии и на флоте в XIX- в начале XX века. Само название матросов и солдат – «нижний чин» - унижало человека и полностью отражало действительное положение рядовых военнослужащих. И хотя телесные наказания были отменены ещё в 1864 г, бесправие рядовых вынуждало терпеть и рукоприкладство, и брань и другие формы оскорблений и унижений личного достоинства. Наказания за дисциплинарные проступки были чрезвычайно жестокими.

Служба в Кронштадте была особенно тяжелой. На острове все напоминало о службе. «Внешний вид Кронштадта - совершенно военный. На каждом шагу попадаются матрос или солдат, вдоль каждой улицы, куда ни взглянуть, почти везде глаз упирается в крепостной вал, или в оборонительную казарму или в стенку, или же в лес мачт».[1] В Кронштадте согласно негласному правилу нижним чинам не полагалось ходить по восточной стороне Николаевского проспекта. Эта сторона называлась «бархатной» в отличие от противоположной – «ситцевой». На Екатерининской улице у входов на бульвар висели таблички с надписью: «Собак не водить, нижним чинам не заходить».

Все это и многое другое в течение многих лет накапливалось в сознании нескольких поколений, и с углублением общего кризиса режима, в конце концов, привело к кровавым восстаниям и революциям. Кронштадт в силу уже изложенных причин сыграл в них особую роль.

Первый революционный кружок народников возник в Кронштадте среди офицеров в 1880 г. Его руководитель лейтенант Н. Е. Суханов входил в состав исполнительного комитета партии «Народная воля», руководил военной организацией и изготовил бомбы, которыми был 1 марта 1881 г. убит император Александр II. 

В начале 1900-х годов в Кронштадте появляются революционные кружки, распространяется среди матросов, солдат, рабочих нелегальная литература, проводятся за городом сходки, собрания. Революционные настроения значительно усилились во время Русско-японской войны 1904-1905 гг. Начало войны совпало с периодом экономических трудностей и ещё более усугубило их. 

Непрерывные поражения на суше и на море во время войны, события 9 января 1905 г. в Петербурге, восстание на эскадренном броненосце «Князь Потемкин Таврический», стачки и забастовки в стране оказывали огромное влияние и на остров Котлин. Престиж власти упал, крайние революционные партии призывали к свержению самодержавия, установлению демократической республики. 

В частях кронштадтского гарнизона проходили волнения из-за плохого питания. Командование получало много анонимных писем с требованиями улучшить питание, сократить срок службы с 7 до 5 лет, с жалобами на грубое обращение офицеров. В конце лета, начале осени в городе появилось огромное количество листовок: на заборах телеграфных столбах, домах, казармах, в цехах завода, в мастерских порта. Из Петербурга приезжали агитаторы от различных партий, вели революционную пропаганду, организовывали кружки, подпольные группы. Социалисты-революционеры и левые социал-демократы создавали военные организации.

В октябре 1905 г. страну охватила всероссийская стачка. Остановились железные дороги, прекратили работу почта, телеграф, бастовали рабочие и служащие заводов и фабрик, государственных учреждений, выдвигавшие не только экономические, но и политические требования. В Кронштадте проходили демонстрации и митинги. 17 октября император Николай II подписал Манифест, дарующий гражданские свободы. На следующий день в Кронштадте состоялась первая массовая демонстрация под красными флагами с пением революционных песен, закончившаяся митингом у Морского манежа. Многие выступающие говорили, что царский манифест - обман, и свободы можно добиться, только продолжая борьбу.

26 октября около 80 солдат 2-го Кронштадтского крепостного пехотного батальона с революционными песнями вышли на Павловскую улицу и прошли мимо флотских экипажей с криками: «Ура!», «Свобода!» «Сейчас все равны!». Вернувшиеся в свою часть солдаты были арестованы и под конвоем направлены на вокзал крепостной железной дороги для отправки на один из фортов. При посадке в вагоны арестованные обратились к присутствовавшим матросам с призывом освободить их. Матросы стали кидать камни в конвой и офицеров, которые в ответ открыли огонь, в результате один человек был убит и двое ранены. Возмущенные матросы бросились в свои казармы, взломали арсенал в 7-м флотском экипаже. Вооружившись, большая группа матросов вышла на улицу и стала призывать присоединиться к ней другие экипажи. Матросы вышли на улицы города. В разных местах состояли стихийные митинги, звучали революционные песни и крики «Ура!». Город оказался во власти анархии. Начались грабежи и погромы. Утром 27 октября в город стали прибывать войска. Восстание было подавлено, начались аресты. С обеих сторон погибло 22 человека и 88 было ранено, арестовано около 4000 матросов и 800 солдат. После подавления восстания 26-27 октября 1905 г. город находился на военном положении. 

В ночь на 18 июля 1906 года началось восстание в крепости Свеаборг. Кронштадтские революционеры были извещены о нём условной телеграммой. Командование крепости получило сообщение о готовящемся восстании за несколько часов до его начала и успело принять некоторые меры. Из летнего лагеря на косе в город направили войска, и они успели взять под охрану основные объекты.

Несколько активистов социал-демократов прибыли поздно вечером в военный лагерь в западной части острова. Минеры захватили батарею Литке и оттуда на поезде крепостной железной дороги в два часа ночи приехали на форт Константин и заняли его, арестовали офицеров и подняли красный флаг. Вскоре к форту подошли правительственные войска: пулеметная рота, затем полевая артиллерия. В 4.30, оставшиеся в живых восставшие минеры сдались.

Во время восстания с обеих сторон было убито 9 человек, арестовано 300 солдат-минеров, около 3000 матросов и 80 гражданских лиц. Всего за участие во втором Кронштадтском восстании было казнено 36 человек. После восстания осадное положение в городе было заменено военным, сохранявшимся до 1 января 1911 г. 

После жестокого подавления первой русской революции леворадикальные революционные организации ушли в глубокое подполье. В 1907-1911 годах личный состав флота неоднократно подвергался «чисткам». Правительство предприняло некоторые меры для улучшения положения матросов на флоте (сокращен срок службы, увеличены льготы сверхсрочнослужащих и кондукторам, увеличено их число). Тем не менее, основные проблемы флота и всей империи оставались прежними. Командный состав и нижние чины по-прежнему разделяла пропасть.

С 1910 г. начался новый революционный подъем. Снова растёт количество революционных кружков, крепнут подпольные организации. 

С началом Первой мировой войны во флот были мобилизованы матросы, участники событий 1905-1906 годов, многие из них попали в части и экипажи Кронштадта. Патриотический подъем начала войны вскоре прошел. Тяжелые поражения на фронте, большие потери, ухудшающееся положение внутри страны привели к росту антивоенных настроений, которые использовались революционерами для увеличения числа своих сторонников.

Осенью 1915 г. большевистские группы были объединены в Главный судовой коллектив в Кронштадте, установивший затем связь с ЦК РСДРП (б) в Петрограде, организациями на кораблях и в частях в Ревеле и Гельсингфорсе. Несмотря на деятельную работу командования, жандармов, многочисленные аресты пресечь антиправительственную пропаганду и рост революционных организаций не удалось. Главный командир порта и военный губернатор адмирал Р. Н. Вирен писал в письме 15 сентября 1916 г.: «…достаточно одного толчка из Петрограда и Кронштадт вместе с судами, находящимися сейчас в Кронштадтском порту, выступит против меня, офицеров, правительства и кого хотите. Крепость - форменный пороховой погреб, в котором догорает фитиль — через минуту раздастся взрыв».[2]

Положение резко ухудшилось к февралю 1917 г. Затянувшаяся неудачная война, недостаток продовольствия, топлива, товарный голод, полная дискредитация высшего руководства страны в глазах всех слоев населения, революционная пропаганда, грубые просчеты и ошибки властей привели ко второй русской революции.

Революционные организации начали готовить вооруженное восстание. 27 февраля около 18 часов в южных районах города и фортах была слышна пулеметная и винтовочная стрельба, доносившаяся из Ораниенбаума. От солдат 199-го полка стало известно, что восстал Первый запасной пулеметный полк. 28 февраля рабочие Пароходного завода к работе не приступили, а вышли сначала на заводской двор, затем на улицы города, состоялся митинг.

В Учебно-минном отряде и в ряде частей крепости после вечерней проверки матросы и солдаты отказались петь молитву. Около 23 часов началось восстание. Солдаты 3-го пехотного полка подали условный сигнал - несколько пулеметных очередей - и вышли на улицу, где встретились с матросами Учебно-минного отряда. Восставшие с пением революционных песен, под звуки оркестров продвигались по городу, освобождая из тюрем заключенных, увлекая на свою сторону части, мимо которых они проходили.

Около 2 часов ночи восставшие подошли к Усть-Рогатке, где стояли корабли. Революционный вихрь увлек за собой все экипажи. С офицерами, пытавшимися оказать сопротивление и удержать команды на борту, расправились на месте.

Мятежный дух, эйфория освобождения от ненавистного строя, унижения и бесправия окрыляли десятки тысяч людей, всю ночь находившихся на улицах города, и в то же время толкала на жестокую, беспощадную месть. 

Рано утром толпа матросов и солдат подошла к дому главного командира порта адмирала Р. Н. Вирена и потребовала, чтобы он вышел на улицу. Когда он появился из подъезда, матросы повели адмирала, подгоняя штыками. По дороге с него содрали эполеты, издевались и избивали. Не доходя площади Вирена убили и тело сбросили в доковый овраг.[3] Существует несколько версий обстоятельств и места гибели Р. Н. Вирена - по одной он сброшен на штыки с балкона, по другой убит выстрелом в спину по дороге, по третьей – растерзан у памятника Макарову. Над телом глумились и не разрешали хоронить. Закопали его спустя некоторое время тайно на Лютеранском кладбище и достоверных сведений о точном месте не известно. Всего в ходе этих событий погибли 39 человек, около 500 арестованы.

3 марта в Морском соборе состоялось отпевание погибших участников восстания и похороны на Якорной площади, а также военный парад. Участвовало почти все население города и гарнизон: несколько десятков тысяч человек. 

Гарнизон Кронштадт принял активнейшее участие в Октябрьском вооруженном восстании в Петрограде. 25-26 октября кронштадтцы участвовали в занятии Адмиралтейства, Зимнего дворца, аресте Временного правительства, 29 октября подавляли восстание юнкеров училищ Петрограда, затем участвовали в боях с войсками Керенского-Краснова под Красным Селом и Гатчиной.

Кронштадтские моряки участвовали в захвате московского кремля, установлении Советской власти во многих городах и районах страны. Кронштадт был одной из основных базой материальных и людских резервов большевиков.

Интересно, что и в это суровое время в Кронштадте продолжалась общественная жизнь, выступали артисты. 17 декабря 1917 г. в Морском манеже собралось около 15 тысяч человек на концерт Ф. И. Шаляпина. Собранные от концерта деньги пошли на нужды Кронштадтского Совета.

 

 

[1] Розадеев Б. А., Сомина Р. А., Клещева Л. С. Кронштадт. Л., 1977, с. 100.

[2] Письмо контр-адмиралу графу А. Ф. Гейдену опубликовано в «Известиях Кронштадтского совета» 20 июля 1917 г.

[3] По одной он сброшен на штыки с балкона, по другой убит выстрелом в спину по дороге, по третьей – растерзан у памятника Макарову. Над телом глумились и не разрешали хоронить. Закопали его спустя некоторое время тайно на Лютеранском кладбище и достоверных сведений о точном месте не известно.

Яндекс.Метрика